EN RU AB

Новости

Денис Шурдулава:“Я переношу эмоции в искусство, пытаясь делать то, что изначально кажется мне невозможным.”

Денис Шурдулава — талантливый молодой человек, который, несмотря на свой юный возраст, смог преуспеть в мире фотографии. По прошествии нескольких лет с начала своего творческого пути, Денис успел поработать с многими медийными личностями: Ириной Шейк, Мирандой Керр, Викторией Боня, Натальей Рудовой, артистами Black Star: Мотом и Кристиной Си. Несколько его работ, включая известный снимок "Красное платье", уже оказались на сайте Vogue Italia.

shurdulava2.jpg

К 19 годам ему удалось создать неповторимый стиль фоторабот, которые, безусловно, задевают умы людей своей многогранностью и интересным сюжетом. В начале творческого пути Денис черпал вдохновение, любуясь полотнами великих художников-сюрреалистов, что привело к полному погружению в волшебный мир фотографии. Путем проб и ошибок, он день за днем оттачивал своё мастерство, этот опыт послужил благодатной почвой для развития его дальнейшей карьеры.

В интервью мы решили осветить его переезд в Нью-Йорк, взгляды на фотоискусство, раскрыть секреты успешной фотосессии, рассказать о мировоззрении Дениса и узнать его дальнейшие планы на жизнь.

В.В. Расскажи мне о своей жизни в Нью-Йорке и о том, почему ты внезапно решился на переезд?

Д.Ш. У каждого человека, погруженного в свою профессию, в более сознательном возрасте появляются какие-то цели. Мысли о Нью-Йорке производили на меня большое впечатление, сердце настолько сильно билось, что мне казалось, будто у меня остановится сердце (Смеется.). Когда оставалось несколько часов до регистрации рейса, я понял, что у меня пропало желание куда-либо ехать, потому что за пару дней до вылета появились некоторые сложности. Но поскольку к тому времени у меня уже был билет на руках, я понимал, «нужно лететь!».

По приезде всё пошло не так, как было задумано изначально. У меня была мечта, что, когда я буду подлетать к Нью-Йорку, будет играть песня “Jay-Z ft Alicia Keys - Empire State of Mind”, я посмотрю в иллюминатор, обрадуюсь тому, что увидел статую Свободы, пойму, что нахожусь на другом континенте, что моя мечта воплотилась в жизнь и от счастья выпрыгну из самолета, но вместо этого я просто вышел из аэропорта, надел наушники, сел в такси и начал упорно дырявить взглядом пол (Смеется.).

Немного позже я оставил свои вещи дома, отдохнул, переоделся и пошел в сторону метро. Там была табличка с надписью «To Up Town Manhattan» именно тогда меня охватила эйфория от того, что я увидел улицы, небоскребы, которые до этого видел только в кино. Большую часть времени я просто гулял, изучал местность и искал локации для дальнейших съемок. Я ехал туда с целью жить, будучи неподготовленным, и настолько вышел из своей зоны комфорта, что Абхазия для меня начала казаться раем и единственное, чего я хотел в Америке, это просто вернуться домой.

В.В. Как ты считаешь, эта поездка сильно на тебя повлияла? Насколько я помню, еще в интервью 2016 года, ты говорил о том, что это твоя мечта и ты уже давно стремишься побывать в Америке.

Д.Ш. Прожив 2,5 месяца в Нью-Йорке, я приехал в Абхазию в розовой толстовке и красных носках (Смеется.). Я понял, что у нас одна жизнь и либо ты ее проживаешь так, как ты хочешь, либо принимаешь мнение толпы, которое далеко не всегда совпадает с твоим. Да, я всегда хотел туда поехать, но события последних лет заставили меня на какое-то время приостановить увлечение фотографией и отложить эту поездку. Когда до завершения твоей цели остается совсем чуть-чуть, ты делаешь все, чтобы вернуться назад, поскольку боишься осознания того, что скоро твоя цель превратится в реальность.

В.В. Ты задумывался о том, что послужило решающим фактором для этой поездки?

Д.Ш. В последние годы я довольно часто наблюдал странное совпадение своих желаний и появляющихся возможностей, это привело меня к вере в материальность наших мыслей. Буквально позавчера, я хотел все изменить, поступить в университет, остаться в Абхазии и попробовать жить спокойной, размеренной жизнью с семьей, но я понял, что судьба и так давала мне несколько шансов, и если я пропущу этот, то больше их не будет.

В.В. За 2,5 месяца нахождения в Нью-Йорке ты выложил всего 6 видеороликов и несколько фото, почему получилось так мало материала?

Д.Ш. Это связано с тем, что я изучал другой менталитет и образ жизни, из-за этого у меня сильно изменилось мировоззрение, приоритеты и восприятие происходящего.

         Да, недавно я попробовал снимать видеоролики, в них нет ничего необычного, всего лишь искренние эмоции. Например, последнее видео с Натальей Рудовой, было снято за 40 минут в минусовую температуру на Брайтон бич, было абсолютно спонтанным. Я предложил ей вложить в видео чувства, которые нам довелось испытывать в реальной жизни и это понравилось людям. Никто не ожидал, что видеоролик наберет 1,5 миллиона просмотров в течение суток.

В.В. Насколько я поняла, в данный период своей жизни ты стараешься концентрироваться на работе?

Д.Ш. Да, и сейчас я жалею о том, что не сделал этого раньше.

Я перфекционист и всегда отношусь к себе и своей работе очень самокритично, например, я не могу опубликовать фотографию, не доведя ее до моего понимания идеала. Довольно часто, в процессе длительной обработки я вовсе теряю интерес к фотографии, она перестает мне нравиться и из-за этого возникают сложности в работе. Многим клиентам не объяснишь того, что я очень ревностно и придирчиво отношусь к своей работе. На мой взгляд, лучше я потрачу больше времени для получения идеального результата, чем сделаю свою работу спустя рукава. Многие даже не заметят разницы в оттенках и полутонах, но для меня это важно.

В.В. Можно ли сделать предположение, о том, что ты очень эмоциональный и импульсивный человек?

Д.Ш. Я крайне подвластен своим эмоциям, порой настолько, что не могу себя контролировать. Если бы я умел контролировать свои эмоции, сейчас я бы находился в Америке. Если бы я контролировал свои эмоции, у меня в прошлом было бы меньше падений, о которых я сейчас жалею.

В.В. Ты не хочешь, или у тебя не получается совладать с собой?

Д.Ш. Я пытался. Знаешь, когда я хочу, я могу работать часами, не спать несколько дней, но потом, рано или поздно, словно по щелчку выключателя, на меня находит апатия. Я не встану и не сделаю ни-че-го. Периодически у меня пропадает интерес к работе и в этот момент происходит переосмысление ценностей и того, к чему я стремлюсь. Большинство считает меня безответственным фотографом, но на это я хотел бы ответить, что у всего есть свои причины.

В.В. Как ты пришел к увлечению фотографией?

Д.Ш. Я просто захотел познать мир фотоискусства. Честно говоря, я благодарен Богу за то, что в столь раннем возрасте понял, чем хочу заниматься. Невозможно словами описать то чувство удовлетворения, которое я получаю, когда у меня получается сделать желаемый кадр.

В.В. Как ты относишься к заимствованию идей?

Д.Ш. Раньше я воспринимал это слишком серьезно, но со временем стал относиться спокойнее. Когда ты только начинаешь фотографировать, еще не получается самостоятельно генерировать идеи. Я сам учился на примере работ других фотографов и считаю, что это хороший опыт: ты берешь какую-то фотографию как референс и пытаешься повторить её: цветообработку, копируешь позы, идею, стиль, и пропуская через призму своего видения, получаешь что-то свое. По большей части, получается собирательный образ. Я не считаю себя великим фотографом мирового масштаба, и имею право на ошибку и плагиат. Пока что я набираю опыт, и это нормально, брать за основу работы других известных фотографов.

В.В. Чувствуешь ли ты на себе издержки профессии, удалось ли твоему делу повлиять на твой характер?

Д.Ш. Конечно, мое мировоззрение полностью изменилось. Я стал по-другому

относиться к людям, к миру, взглянул на многие вещи под иным углом.

В.В. Что видит фотограф, чего не замечают обыватели?

Д.Ш. Всё сугубо индивидуально. У всех людей разное восприятие жизни, ценности и мировоззрение, поэтому я не смогу дать точный ответ на этот вопрос. Порой, из-за какой-то мелочи, воображение начинает рисовать целостную картину, которую я хотел бы запечатлеть в будущей съемке. Просто я умею правильно поймать момент и передать суть увиденного.

В.В. Причастен ли ты к созданию проекта «2 skin»? Мне стало понятно, что ты имеешь к нему отношение исключительно по стилю фотографий в их профиле.

Д.Ш. Это так сильно чувствуется? Мои близкие друзья придумали делать

переводные татуировки с долей “хайпа”. Стартап заключался в том, что они взяли самые часто употребляемые фразы в нескольких языках. Я просто немного помог начать дело с творческой стороны и периодически делаю это до сих пор.

В.В. Я считаю, что ты сумел создать узнаваемый и неповторимый стиль,

выработать свое видение красоты, как тебе это удалось? Имея небольшое отношение к фотоискусству, я вижу то, что твои работы действительно отличаются от работ остальных фотографов. Мне кажется, что ты стремишься к тому, чтобы создавать произведения искусства, несущие в себе смысловую нагрузку, определенный посыл, передающие твое внутреннее состояние.

Д.Ш. За последние несколько лет работы я многому научился, а свой стиль у меня выработался со временем. Порой я делаю съемки неосознанно, просто беру фотоаппарат и делаю то, что вижу в своей голове. Из-за бурлящего круговорота событий в моей жизни, всё, что было у меня на душе, я вкладывал в фотографии. Я переношу эмоции в искусство, чтобы не испытывать их.

В.В. Как ты устанавливаешь контакт с моделью?

Д.Ш. За несколько лет работы в мире фотографии я понял, что не

зависимо от того, какое у тебя настроение, ты не должен показывать свои эмоции. Это моя работа и я должен ее выполнить. Поэтому, когда я переступаю порог фотостудии, стараюсь моментально переключаюсь на рабочий лад. Я стараюсь спокойно относиться к тому, что заказчик может хамить, либо быть слишком эмоциональным, я готов подстроиться под человека. У каждого есть своя атмосфера, в которую я проникаю инстинктивно, пытаясь создать комфортные условия для работы и последующих отношений. Когда мне тяжело работать с моделью, я “отзеркаливаю”, когда я чувствую, что есть “коннект”, что мы понимаем друг друга, я пытаюсь вложить в проект что-то своё. Были моменты, когда человек не соблюдал субординацию и переходил грани, в таком случае я просто разрывал контракт.

В.В. У тебя есть критерии успешного исхода фотосъемки?

Д.Ш. Спонтанность. Нужно делать как можно больше кадров, пытаться

сделать то, что изначально кажется невозможным. В первую очередь я действую стихийно, решая всё на ходу, потому что, у меня всегда всё идет не по плану.

В.В. У тебя есть определенное соотношение между творческими и коммерческими проектами?

Д.Ш. Я стараюсь придерживаться золотой середины, но довольно часто

коммерческих съемок бывает больше. Это происходит, потому что мне нужно развиваться, идти вперед, заводить полезные знакомства.

В.В. Какие основные приоритеты ты ставишь в работе: личные интересы, заработок или популярность?

Д.Ш. Я никогда не гнался за популярностью и у меня не было желания быть медийной личностью. Мне хотелось бы оставить после себя что-то действительно стоящее, чтобы спустя много лет люди узнавали мой стиль.

В.В. Хотел бы ты оказаться по ту сторону объектива, получить опыт работы в качестве модели?

Д.Ш. Сложный вопрос. Недавно мне довелось получить такой опыт. Было очень сложно взять себя в руки, не выходить из роли и не смеяться каждые две минуты. Я бы хотел оказаться по ту сторону камеры и изучить актерское мастерство. Находясь в Нью Йорке, я отправил своё портфолио в некоторые кинематографические агентства, сейчас я планирую поступать в Нью-Йоркскую Академию Киноискусства (New York Film Academy) на курс “Режиссура и актерское мастерство”. Посмотрим, как сложится жизнь.

В.В. Планируешь провести индивидуальную выставку?

Д.Ш. Ближе к лету я планирую сделать выставку работ в Абхазии, она

будет длиться сутки и место проведения будет вне выставочного зала, поскольку я хотел бы продумать определенную программу, которую зрители смогут наблюдать несколько часов. Это будет история, о которой я расскажу позже, поскольку хочу удивить публику. Мне хотелось бы устроить не просто выставку с висящими на стенах фотографиями, а настоящее представление.

В.В. Когда ты будешь считать себя полностью состоявшейся личностью?

Д.Ш. Жизнь многогранна и непредсказуема, неизвестно, сколько раз моя цель поменяется за столь длинный период. Я склонен к тому, что у меня может потеряться интерес к тому, чем я занимаюсь, но, в любом случае, я хотел бы оставить свое имя и творчество в истории.

Беседовала с Денисом наш колумнист Виктория Ванрей.

553


Return